Невзоров Павел

Понять ребенка - не самое простое дело


Понять ребенка – не самое простое дело. Это бывает особенно сложно, если «понимающий» считает себя «взрослым». Это разделение планеты на «людей» и тех «кто только собирается» сбивает ориентиры и пагубно в целом. Но «взрослый» мир выработал этот механизм защиты от «детей» достаточно давно, и бороться с ним сложно. Но можно сделать обратный ход. Стать (или представить себя) «ребенком» и постараться понять взрослых. Возможно, в мире «взрослых» найдется что-то похожее (ощущения, открытия), что можно использовать для взаимопонимания.

Возьмем, к примеру «свободу». Монтессори пишет о ней, как о важном «залоге» успешного и гармоничного развития. Где же можно встретить свободу у взрослых? Понятно, что, человечество придумало много слов на эту тему: гражданская свобода, свобода духа, свобода перемещения, личная, общественная и т.п. Если мы хотим искать «общую с ребенком» свободу, то имеет смысл говорить об ощущениях и обстоятельствах, т.е. «Когда? Где? И почему?» у взрослого человека может возникнуть чувство «открытых дорог». Первым делом вспоминаются те мгновения, когда оказываешься в новых местах. Допустим. Мы устроились на новую работу. У нас есть ощущение надежды, возможно поддержанное работодателем. Мы входим в среду, где все «с белого листа»: отношения, репутация, достижения. Все это нам предстоит … сделать. В голове много идей, а в теле – энергии. Возможно, через полгода нам надоест ходить на эту работу. Один день будет похож на всю неделю, мы перестанем замечать новое или реагировать на идейные импульсы извне. Но в момент «старта» мы испытываем это самое ощущение «возможностей». Есть мнение, что это ощущение достигает своего апогея, когда в нашем сознании границы между мыслью, желанием и действием отсутствуют. Возможно, те произвольные шаги и позывы, которые свойственны первым годам жизни человека, могут быть представлены такими непрерывными процессами.

Естественно, что новый сотрудник (как и ребенок) может иметь недостаточный опыт для выполнения той или иной работы. И здесь важна мудрость «рукоРодителя», который поможет новичку направить свою энергию в русло общей задачи, не убив при этом мотивацию человека. Если все же это случается, то часто бывает так, что человек занимает пассивную (иждивенческую) позицию – работника, слушателя, потребителя. По своей сути – это задержка развития, сродни психической задержке, которая может возникнуть у ребенка в случае «отталкивания мира» в первые годы жизни (вопрос «принятия мира» Монтессори описывает с большим вниманием).

Другим примером «взрослой» свободы может быть выезд на отдых. В новой среде, где люди говорят, ходят, одеваются и вообще живут по-другому (а стало быть, по-новому), у взрослого человека просыпается вся сенсорика, которая в буднях востребована меньше. Это, своего рода, жизнь «на полную катушку». Помимо ощущения свободы здесь интересны энергетические особенности проживания этих моментов. Бывает так, что целый день насыщен экскурсиями, красивыми пейзажами, общением с новыми людьми. А в конце дня мы можем обнаружить вовсе не усталость, на наоборот – подъем сил (это хорошо чувствуется в теле). Не та ли это энергия, с которой борется родитель каждый вечер, загоняя своих отпрысков в кровать?

Монтессори пишет о том, что за первые годы жизни человек проживает столько, сколько не проживает за остальную часть. И здесь очень интересно соотнести эту «относительность» с тем, как «изменяется» восприятие времени у взрослого человека в поездке. С одной стороны – время пролетает быстро, с другой – каждый день отчетливо запоминается. В целом, такая жизнь, по скорости или, по крайней мере, по характеру течения времени может быть сравнима с тем, как это бывает у нас, у детей (о восприятии времени хорошо написано у Стива Тейлова в книге «Покорение времени»).

Еще одна схожесть «детей» и «взрослых» есть в адаптивных способностях к обучению. По Монтессори, изучение родного языка сопровождается (и вызывается) яркими переживаниями, которые несравнимы с тем, как изучается языки в более старшем возрасте. Это естественный (природный) мотив к изучению языка: чтобы сказать «Мама», чтобы сказать «нет», и, в конце концов, чтобы осознавать мир. У «взрослых» есть похожий инструмент изучения языков. Это метод погружения. Это когда человек проживает (в полном смысле этого слова) в среде носителей языка. Этот пример интересен тем, что здесь изучение языка – жизненная необходимость: надо расплатиться в магазине, сесть в автобус, спросить дорогу и т.д. Скорость изучения таким методом значительно выше «иностранного способа». Человек, естественным образом, научается говорить так, как говорят вокруг. Он адаптируется в среду, и сама среда позволяет ему научиться гораздо быстрее. Так же, как ребенок, взрослый учится этому просто потому, что жизнь вокруг так устроена…



Комментариев нет!

личный кабинет
 
 

Личный кабинет

Ошибка! Для просмотра своего профиля необходимо войти на сайт.